вторник, 27 июня 2017 г.

Что значит ваш аватар? Разгадываем код юзерпика

Статья опубликована на сайте журнала "Наша Психология" © здесь

Анонимность – одна из особенностей общения в интернете. В реальной жизни невозможно прикрыться маской, представиться другим именем, если только вы не участвуете в карнавале. Никому неизвестно, кто скрывается за ником «Озорная девчонка». Это вполне может быть скромная пенсионерка или даже брутальный рокер. Каждый владелец аватарки стремится наполнить ее собственным содержанием, зачастую понятным ему одному. Но так ли все загадочно в виртуальном мире? Или по аватарке можно догадаться, что скрывает ваш визави?

Источник: https://www.psyh.ru/rubric/3/articles/3005/
© Наша Психология
Анонимность – одна из особенностей общения в интернете. В реальной жизни невозможно прикрыться маской, представиться другим именем, если только вы не участвуете в карнавале. Никому неизвестно, кто скрывается за ником «Озорная девчонка». Это вполне может быть скромная пенсионерка или даже брутальный рокер. Каждый владелец аватарки стремится наполнить ее собственным содержанием, зачастую понятным ему одному. Но так ли все загадочно в виртуальном мире? Или по аватарке можно догадаться, что скрывает ваш визави?

Источник: https://www.psyh.ru/rubric/3/articles/3005/
© Наша Психология
Анонимность – одна из особенностей общения в интернете. В реальной жизни невозможно прикрыться маской, представиться другим именем, если только вы не участвуете в карнавале. Никому неизвестно, кто скрывается за ником «Озорная девчонка». Это вполне может быть скромная пенсионерка или даже брутальный рокер. Каждый владелец аватарки стремится наполнить ее собственным содержанием, зачастую понятным ему одному. Но так ли все загадочно в виртуальном мире? Или по аватарке можно догадаться, что скрывает ваш визави?


Что мешает нам просто пользоваться своими подлинными ФИО и фото в интернете? Почему мы предпочитаем скрываться от других пользователей за аватаркой?
  • Мы так защищаемся. От троллинга, морального ущерба – как наши первобытные предки при помощи масок защищали себя от темных потусторонних сил.
  • Мы «продаем» себя обществу. Пытаемся представиться наилучшим образом с совершенно разными целями: от прямой рекламы своей деятельности до желания найти спутника жизни. Стараемся раскрыть лучшие черты, показать глубину личности, умения, навыки и скрыть то, что в себе не нравится.
  • Мы можем безопасно для себя реализовать агрессию – троллить, ругаться и вымещать злость, не боясь быть узнанным.
Аватарка (или юзерпик) – это карнавальная маска, помогающая сохранить личность неприкосновенной, побыть тем, кем никогда не был, дать волю самым тайным желаниям, не боясь последствий. Именно поэтому анонимное интернет-общение – это территория обмана, ведь никто не стремится отразить в своей виртуальной личности такие качества, как стервозность, вспыльчивость, излишнюю мнительность и все остальное, что мешает нам наслаждаться жизнью.

Впрочем, есть и хорошая новость. Аватарки обычно не берутся «с потолка», а отражают некоторые стороны жизни их владельца. Зачастую настолько тайные, что он и сам может их не осознавать. Значит по микроскопическим картинкам все же можно что-то узнать о человеке? Можно. Если воспринимать их как непрямые, парадоксальные послания.
_______________________

Аватар (аватарка, юзерпик) происходит от индийского слова «аватара». Согласно энциклопедическому словарю Брокгауза и Ефрона (изд. 1890–1907 гг.), в переводе с санскрита оно означает «нисшествие». В современном обиходе это слово появилось в середине 1980-х, когда разработчики компьютерных игр стали использовать его для обозначения героев. По мере появления интернет-форумов слово «аватар» стало использоваться для обозначения «воплощения» реальных людей в интернет-среде.

__________________________
Вот полтора десятка распространенных в Сети образов для аватарок. Что они могут рассказать нам о своих владельцах? Внимание! Все, что вы прочтете ниже, является исключительно личным мнением автора, которое он никому не навязывает.
  • Кошечки: возможно, владелец такой аватарки испытывает внутреннее одиночество и потребность в заботе.
  • Собачки: потребность заботиться о других, кстати, часто тоже замешанная на сильном чувстве одиночества.
  • Злобные животные: восприятие мира как агрессивной среды и потребность защититься от него, иногда глубоко спрятанная.
  • Мультяшные герои могут говорить о чрезмерной, часто вынужденной серьезности, от которой страдает внутренний ребенок, если ему не разрешено заняться творчеством, расслабиться и просто поиграть.
  • Аниме: нарциссический поиск идеала. Личностный месседж такого человека – «этот мир несовершенен». Сюда же, кстати, зачастую относятся участники депрессивных и суицидных подростковых сообществ.
  • Собственные детские, юношеские фотографии могут говорить о глубинном неприятии себя, что выражается в отказе принимать свой подлинный возраст.
  • Странные или неприятные персонажи – Джокер, Дарт Вейдер, Зеленый Гоблин, капитан «Летучего голландца» Дэйви Джонс, – скорее всего, говорят, что за аватаркой скрывается подросток либо человек, застрявший в отрочестве. Со всеми вытекающими: обидами на несправедливость мира, резкостью суждений, самолюбованием и подростковым бунтом.
  • Милитари: вполне возможно, что это военный или бывший военный. Если нет, то, скорее всего, это человек, четко уяснивший, что должен делать «настоящий мужчина».
  • Супергерои: стремление защищать слабых и при этом часто отказ от собственных интересов, желаний, потребностей.
  • Символика СССР: осторожно! Возможно, перед вами человек, который любит «ругаться с телевизором» и отказывается от ответственности за свою жизнь.
  • Детские плюшевые игрушки, куклы зачастую свидетельствуют о душевной тонкости, ранимости, поисках эстетики в обыденной жизни (иногда даже там, где ее нет).
  • Знаменитости (Эйнштейн, Киркоров и т. п.): очевидно – поклонники, фанаты. Не столь очевидно – неадекватно завышенные ожидания от самого себя.
  • Герои распространенных сюжетов, известных всему миру: «Красавица и чудовище», «Русалочка», «Белоснежка и гномы», «Звездные войны» и др. Ну, это самое простое! Как в фольклоре: один герой отражает одну черту характера. Поэтому смотрим кино и читаем такую аватарку, словно книгу.
  • Собственная студийная фотосессия либо фото частей своего тела могут говорить, что человек в поиске (часто идеального партнера). Но это совсем не обязательно означает, что он готов к более личным отношениям с интернет-партнером.
  • Отсутствие фотографии или картинки может говорить о скрытности как черте характера. Но не исключены и провокативность, мизантропия, манипулятивность. «Я вас всех использую – про вас узнаю, а себя не покажу».
Не стоит особо «заморачиваться» на разгадывании аватарок, ведь они – лишь послания, которые их владельцы хотят донести до нас. То, что нам хотят сказать, а не то, что мы можем увидеть при реальной встрече. Отражаемая в аватарке часть личности хотя и есть у ее владельца, но может не являться его ведущей чертой. А иногда ее даже трудно отыскать, поскольку она почти совсем не проявляется в реальности.

________________________________
При перепечатке ссылка обязательна
©  riabovol.blogspot.com
2017
Анонимность – одна из особенностей общения в интернете. В реальной жизни невозможно прикрыться маской, представиться другим именем, если только вы не участвуете в карнавале. Никому неизвестно, кто скрывается за ником «Озорная девчонка». Это вполне может быть скромная пенсионерка или даже брутальный рокер. Каждый владелец аватарки стремится наполнить ее собственным содержанием, зачастую понятным ему одному. Но так ли все загадочно в виртуальном мире? Или по аватарке можно догадаться, что скрывает ваш визави?

Источник: https://www.psyh.ru/rubric/3/articles/3005/
© Наша Психология
Анонимность – одна из особенностей общения в интернете. В реальной жизни невозможно прикрыться маской, представиться другим именем, если только вы не участвуете в карнавале. Никому неизвестно, кто скрывается за ником «Озорная девчонка». Это вполне может быть скромная пенсионерка или даже брутальный рокер. Каждый владелец аватарки стремится наполнить ее собственным содержанием, зачастую понятным ему одному. Но так ли все загадочно в виртуальном мире? Или по аватарке можно догадаться, что скрывает ваш визави? Что мешает нам просто пользоваться своими подлинными ФИО и фото в интернете? Почему мы предпочитаем скрываться от других пользователей за аватаркой? Мы так защищаемся. От троллинга, морального ущерба – как наши первобытные предки при помощи масок защищали себя от темных потусторонних сил. Мы «продаем» себя обществу. Пытаемся представиться наилучшим образом с совершенно разными целями: от прямой рекламы своей деятельности до желания найти спутника жизни. Стараемся раскрыть лучшие черты, показать глубину личности, умения, навыки и скрыть то, что в себе не нравится. Мы можем безопасно для себя реализовать агрессию – троллить, ругаться и вымещать злость, не боясь быть узнанным. Аватарка (или юзерпик) – это карнавальная маска, помогающая сохранить личность неприкосновенной, побыть тем, кем никогда не был, дать волю самым тайным желаниям, не боясь последствий. Именно поэтому анонимное интернет-общение – это территория обмана, ведь никто не стремится отразить в своей виртуальной личности такие качества, как стервозность, вспыльчивость, излишнюю мнительность и все остальное, что мешает нам наслаждаться жизнью. Впрочем, есть и хорошая новость. Аватарки обычно не берутся «с потолка», а отражают некоторые стороны жизни их владельца. Зачастую настолько тайные, что он и сам может их не осознавать. Значит по микроскопическим картинкам все же можно что-то узнать о человеке? Можно. Если воспринимать их как непрямые, парадоксальные послания. Аватар (аватарка, юзерпик) происходит от индийского слова «аватара». Согласно энциклопедическому словарю Брокгауза и Ефрона (изд. 1890–1907 гг.), в переводе с санскрита оно означает «нисшествие». В современном обиходе это слово появилось в середине 1980-х, когда разработчики компьютерных игр стали использовать его для обозначения героев. По мере появления интернет-форумов слово «аватар» стало использоваться для обозначения «воплощения» реальных людей в интернет-среде. Вот полтора десятка распространенных в Сети образов для аватарок. Что они могут рассказать нам о своих владельцах? Внимание! Все, что вы прочтете ниже, является исключительно личным мнением автора, которое он никому не навязывает. Кошечки: возможно, владелец такой аватарки испытывает внутреннее одиночество и потребность в заботе. Собачки: потребность заботиться о других, кстати, часто тоже замешанная на сильном чувстве одиночества. Злобные животные: восприятие мира как агрессивной среды и потребность защититься от него, иногда глубоко спрятанная. Мультяшные герои могут говорить о чрезмерной, часто вынужденной серьезности, от которой страдает внутренний ребенок, если ему не разрешено заняться творчеством, расслабиться и просто поиграть. Аниме: нарциссический поиск идеала. Личностный месседж такого человека – «этот мир несовершенен». Сюда же, кстати, зачастую относятся участники депрессивных и суицидных подростковых сообществ. Собственные детские, юношеские фотографии могут говорить о глубинном неприятии себя, что выражается в отказе принимать свой подлинный возраст. Странные или неприятные персонажи – Джокер, Дарт Вейдер, Зеленый Гоблин, капитан «Летучего голландца» Дэйви Джонс, – скорее всего, говорят, что за аватаркой скрывается подросток либо человек, застрявший в отрочестве. Со всеми вытекающими: обидами на несправедливость мира, резкостью суждений, самолюбованием и подростковым бунтом. Милитари: вполне возможно, что это военный или бывший военный. Если нет, то, скорее всего, это человек, четко уяснивший, что должен делать «настоящий мужчина». Супергерои: стремление защищать слабых и при этом часто отказ от собственных интересов, желаний, потребностей. Символика СССР: осторожно! Возможно, перед вами человек, который любит «ругаться с телевизором» и отказывается от ответственности за свою жизнь. Детские плюшевые игрушки, куклы зачастую свидетельствуют о душевной тонкости, ранимости, поисках эстетики в обыденной жизни (иногда даже там, где ее нет). Знаменитости (Эйнштейн, Киркоров и т. п.): очевидно – поклонники, фанаты. Не столь очевидно – неадекватно завышенные ожидания от самого себя. Герои распространенных сюжетов, известных всему миру: «Красавица и чудовище», «Русалочка», «Белоснежка и гномы», «Звездные войны» и др. Ну, это самое простое! Как в фольклоре: один герой отражает одну черту характера. Поэтому смотрим кино и читаем такую аватарку, словно книгу. Собственная студийная фотосессия либо фото частей своего тела могут говорить, что человек в поиске (часто идеального партнера). Но это совсем не обязательно означает, что он готов к более личным отношениям с интернет-партнером. Отсутствие фотографии или картинки может говорить о скрытности как черте характера. Но не исключены и провокативность, мизантропия, манипулятивность. «Я вас всех использую – про вас узнаю, а себя не покажу». Не стоит особо «заморачиваться» на разгадывании аватарок, ведь они – лишь послания, которые их владельцы хотят донести до нас. То, что нам хотят сказать, а не то, что мы можем увидеть при реальной встрече. Отражаемая в аватарке часть личности хотя и есть у ее владельца, но может не являться его ведущей чертой. А иногда ее даже трудно отыскать, поскольку она почти совсем не проявляется в реальности.

Источник: https://www.psyh.ru/rubric/3/articles/3005/
© Наша Психология
Анонимность – одна из особенностей общения в интернете. В реальной жизни невозможно прикрыться маской, представиться другим именем, если только вы не участвуете в карнавале. Никому неизвестно, кто скрывается за ником «Озорная девчонка». Это вполне может быть скромная пенсионерка или даже брутальный рокер. Каждый владелец аватарки стремится наполнить ее собственным содержанием, зачастую понятным ему одному. Но так ли все загадочно в виртуальном мире? Или по аватарке можно догадаться, что скрывает ваш визави? Что мешает нам просто пользоваться своими подлинными ФИО и фото в интернете? Почему мы предпочитаем скрываться от других пользователей за аватаркой? Мы так защищаемся. От троллинга, морального ущерба – как наши первобытные предки при помощи масок защищали себя от темных потусторонних сил. Мы «продаем» себя обществу. Пытаемся представиться наилучшим образом с совершенно разными целями: от прямой рекламы своей деятельности до желания найти спутника жизни. Стараемся раскрыть лучшие черты, показать глубину личности, умения, навыки и скрыть то, что в себе не нравится. Мы можем безопасно для себя реализовать агрессию – троллить, ругаться и вымещать злость, не боясь быть узнанным. Аватарка (или юзерпик) – это карнавальная маска, помогающая сохранить личность неприкосновенной, побыть тем, кем никогда не был, дать волю самым тайным желаниям, не боясь последствий. Именно поэтому анонимное интернет-общение – это территория обмана, ведь никто не стремится отразить в своей виртуальной личности такие качества, как стервозность, вспыльчивость, излишнюю мнительность и все остальное, что мешает нам наслаждаться жизнью. Впрочем, есть и хорошая новость. Аватарки обычно не берутся «с потолка», а отражают некоторые стороны жизни их владельца. Зачастую настолько тайные, что он и сам может их не осознавать. Значит по микроскопическим картинкам все же можно что-то узнать о человеке? Можно. Если воспринимать их как непрямые, парадоксальные послания. Аватар (аватарка, юзерпик) происходит от индийского слова «аватара». Согласно энциклопедическому словарю Брокгауза и Ефрона (изд. 1890–1907 гг.), в переводе с санскрита оно означает «нисшествие». В современном обиходе это слово появилось в середине 1980-х, когда разработчики компьютерных игр стали использовать его для обозначения героев. По мере появления интернет-форумов слово «аватар» стало использоваться для обозначения «воплощения» реальных людей в интернет-среде. Вот полтора десятка распространенных в Сети образов для аватарок. Что они могут рассказать нам о своих владельцах? Внимание! Все, что вы прочтете ниже, является исключительно личным мнением автора, которое он никому не навязывает. Кошечки: возможно, владелец такой аватарки испытывает внутреннее одиночество и потребность в заботе. Собачки: потребность заботиться о других, кстати, часто тоже замешанная на сильном чувстве одиночества. Злобные животные: восприятие мира как агрессивной среды и потребность защититься от него, иногда глубоко спрятанная. Мультяшные герои могут говорить о чрезмерной, часто вынужденной серьезности, от которой страдает внутренний ребенок, если ему не разрешено заняться творчеством, расслабиться и просто поиграть. Аниме: нарциссический поиск идеала. Личностный месседж такого человека – «этот мир несовершенен». Сюда же, кстати, зачастую относятся участники депрессивных и суицидных подростковых сообществ. Собственные детские, юношеские фотографии могут говорить о глубинном неприятии себя, что выражается в отказе принимать свой подлинный возраст. Странные или неприятные персонажи – Джокер, Дарт Вейдер, Зеленый Гоблин, капитан «Летучего голландца» Дэйви Джонс, – скорее всего, говорят, что за аватаркой скрывается подросток либо человек, застрявший в отрочестве. Со всеми вытекающими: обидами на несправедливость мира, резкостью суждений, самолюбованием и подростковым бунтом. Милитари: вполне возможно, что это военный или бывший военный. Если нет, то, скорее всего, это человек, четко уяснивший, что должен делать «настоящий мужчина». Супергерои: стремление защищать слабых и при этом часто отказ от собственных интересов, желаний, потребностей. Символика СССР: осторожно! Возможно, перед вами человек, который любит «ругаться с телевизором» и отказывается от ответственности за свою жизнь. Детские плюшевые игрушки, куклы зачастую свидетельствуют о душевной тонкости, ранимости, поисках эстетики в обыденной жизни (иногда даже там, где ее нет). Знаменитости (Эйнштейн, Киркоров и т. п.): очевидно – поклонники, фанаты. Не столь очевидно – неадекватно завышенные ожидания от самого себя. Герои распространенных сюжетов, известных всему миру: «Красавица и чудовище», «Русалочка», «Белоснежка и гномы», «Звездные войны» и др. Ну, это самое простое! Как в фольклоре: один герой отражает одну черту характера. Поэтому смотрим кино и читаем такую аватарку, словно книгу. Собственная студийная фотосессия либо фото частей своего тела могут говорить, что человек в поиске (часто идеального партнера). Но это совсем не обязательно означает, что он готов к более личным отношениям с интернет-партнером. Отсутствие фотографии или картинки может говорить о скрытности как черте характера. Но не исключены и провокативность, мизантропия, манипулятивность. «Я вас всех использую – про вас узнаю, а себя не покажу». Не стоит особо «заморачиваться» на разгадывании аватарок, ведь они – лишь послания, которые их владельцы хотят донести до нас. То, что нам хотят сказать, а не то, что мы можем увидеть при реальной встрече. Отражаемая в аватарке часть личности хотя и есть у ее владельца, но может не являться его ведущей чертой. А иногда ее даже трудно отыскать, поскольку она почти совсем не проявляется в реальности.

Источник: https://www.psyh.ru/rubric/3/articles/3005/
© Наша Психология

пятница, 9 июня 2017 г.

Заблудившиеся в детстве


(Статья опубликована на сайте журнала "Наша психология". Оригиналы здесь и здесь)
«Казалось бы, взрослый человек, семейный. Но если только мама скажет слово, не могу возразить. Все в моей жизни делается с ее одобрения» – разные варианты подобных высказываний приходится слышать довольно часто. Невозможность жить своей жизнью после восемнадцати – распространенный симптом современной жизни. И причина его отнюдь не в высокой стоимости жилья, а в излишней эмоциональной зависимости.

 

Опустевшее гнездо

Продолжение совместной жизни взрослых детей с родителями часто превращается в тяжкий груз. Дети выросли, им требуется вылететь из гнезда. Семья на этой стадии (кстати, в семейной психологии она так и называется «стадия опустевшего гнезда») должна решать новые задачи. Когда ребенок маленький, родители обеспечивают ему защиту и выход в социум – детский сад, школу. Подростку дают поддержку в познании себя и выстраивании эффективных отношений с миром. А какие задачи на стадии опустевшего гнезда?


Выросший ребенок, получивший поддержку и защиту на предыдущих этапах, должен отделиться от родителей – сепарироваться от них. Родители же переходят к «обустройству» опустевшего гнезда: наслаждаются шансом узнать друг друга заново, погружаются в работу, находят хобби, ждут внуков.

Эмоциональная сепарация

Учитывая российские экономические реалии, выросшие дети не всегда съезжают от родителей. Но эмоциональная сепарация заключается вовсе не в освобождении жилплощади. Исследователи называют ее снижением зависимости от эмоциональных состояний значимого другого (в том числе от родительского одобрения либо неодобрения). Практические психологи говорят проще – это способность распознавать собственные чувства и состояния и возможность сказать «нет» без разрыва отношений. Можно жить в одной квартире с родителями и быть эмоционально самостоятельным по отношению к ним. Для этого необходимо повзрослеть. Взрослый способен принимать ответственность за свои чувства, мысли и поступки, имеет внутреннюю разумную независимость от чужих суждений, умеет отличать реальность от вымысла и достаточно гибко адаптироваться к обстоятельствам, обладает самокритикой. Кроме того, взрослый человек стремится к духовности, то есть гармоничным отношениям с миром, постижению смысла своей жизни. И воспитывает в себе терпимость к взглядам и особенностям других людей. Именно такие характеристики зрелой личности приводит видный отечественный возрастной психолог Евгений Ильин.

Откуда берется взрослость?

Основа взрослости – самостоятельность. Ее получение – двусторонний и взаимозависимый процесс. С одной стороны, ребенок берет ее сам. С другой – ею наделяют его родители на протяжении всего периода воспитания в семье.


Казалось бы, все просто – и ребенок хочет самостоятельности, и родители не против, чтобы их чадо само готовило уроки и поддерживало чистоту в комнате. Откуда тогда берутся эти тяжелые противоречия и конфликты между взрослыми детьми и их неумолимо стареющими родителями?

Дело в том, что для наделения детей самостоятельностью родители и сами должны быть зрелыми личностями.

 

Ведь невозможно дать другому то, чего у тебя нет! Однако на пути собственной сепарации родителей от их предков зачастую стоят семейные мифы и убеждения, стереотипы, тяжелая история рода и многие другие причины. Увидеть их помогает исследование семейной истории, поскольку эта традиция возникает в роду неспроста, а вследствие тяжелых жизненных обстоятельств, грозящих роду прекращением развития. Войны, репрессии, стихийные бедствия, голод, эпидемии – все это оставляет свой след в семье и заставляет родителей удерживать даже взрослых детей при себе из страха потерять их.


Впрочем, родителей, не наделивших ребенка самостоятельностью, стоит пожалеть. Какими бы уверенными, доминирующими и подчиняющими они ни выглядели, зачастую они сильно страдают, глядя на то, с какими усилиями их чадо создает и удерживает свою собственную семью и ставит под угрозу развитие целой ветки родословного древа.

Застрявшие в детстве

Какие процессы и симптомы бывают в семье, где есть взрослые дети, но нет взрослости?


Сепарационные трудности в первую очередь влияют на создание выросшими детьми своих собственных семей. Наличие в роду «убежденных холостяков» и «старых дев» часто говорит о дефиците эмоциональной сепарации. Об этом же могут свидетельствовать многочисленные разводы, отказ от рождения детей, устойчивые супружеские конфликты.


Детские социофобии, к примеру отказ от посещения школы, – тоже частое проявление несепарированности. Так утрированно выражается желание близости ребенка и родителей. Продолжение этой темы – трудности с профессиональным самоопределением во взрослом возрасте, трудоустройством, удержанием на работе.


Зависимости у подростков и взрослых – компьютерная, алкогольная, химическая – тоже могут говорить об эмоциональном слиянии. Однако их символический смысл противоположен. Это уход от излишней близости при невозможности избежать ее в реальных отношениях.

 

Зрелые отношения

Еще в середине 1950-х американский исследователь Эвелин Дюваль разработала критерии взрослых отношений в семье.
Члены такой семьи:
  • слушают друг друга,
  • имеют собственные чувства и мысли,
  • обмениваются идеями и приходят к согласию,
  • спрашивают друг друга перед принятием решения,
  • без страха соглашаются или не соглашаются друг с другом,
  • приспосабливаются друг к другу,
  • борются за то, что «правильно» и «хорошо» для каждого из них,
  • начинают, продолжают и завершают обсуждение плана и лишь затем дают ему ход,
  • делятся болью, интересами, сожалениями, обидами, нежностью, потребностями и желаниями,
  • умеют принимать «да» с благодарностью, а «нет» – легко и без обид,
  • гибко, без застревания переходят от одних переживаний к другим,
  • отказываются от невыполнимого,
  • могут посмеяться над собой,
  • влияют друг на друга,
  • поддерживают интересы и проекты друг друга,
  • гордятся достижениями друг друга и сострадают неудачам,
  • уважают взаимный суверенитет, но приходят на помощь, если другому тяжело,
  • помнят о проблемах другого, когда те принимают серьезный оборот,
  • терпимо относятся к причудливым или новаторским идеям друг друга и мечтают вместе.
Отсутствие четырех – пяти из этих критериев может говорить об отсутствии зрелых отношений между членами семьи.


Часть 2

Как "уйти" от родителей?

 

Три столпа взрослой сепарации

Никогда не поздно начать. Если в подростковом возрасте сепарация – это естественный процесс, то взрослые дети вынуждены прилагать немалые усилия для отделения от родителей. Причем делать это максимально осознанно, чтобы эмоциональное отделение не превратилось в бегство и разрыв отношений.

1. Баланс

«Мы в твое воспитание столько сил вложили, и где благодарность?!» Знакомая претензия, не правда ли? «Вы меня не любили, все запрещали и ни в чем не поддерживали!» Знакомый ответ? Возможны варианты, но схема взаимных претензий в сепарационном конфликте зачастую типична: родители хотят вернуть вложенное, дети обижаются на недостаток самостоятельности и поддержки. Иными словами, родители хотят, чтобы им вернули долг, а дети – чтобы вклад был гораздо большим.

«Долг» и «вклад» – основные понятия баланса в отношениях между взрослыми детьми и родителями. Конечно же, мы говорим не о деньгах, а об усилиях, энергии.

Для достижения баланса родители должны осознать, что воспитание детей не строится по принципу банковского вклада. Эти вложения совершаются не с целью получить их с процентами в старости. Вложенную вами энергию ваши дети должны передать внукам. Именно она служит топливом для дальнейшего развития рода. И если ее поток повернуть вспять, у детей не будет хватать сил на сепарацию и продолжение рода.

Выросшим же детям совершенно необходимо понять, что родители вложили в них ровно столько, сколько было у них самих. Опять же потому, что нельзя дать другому то, чего у тебя нет.

2. Благодарность

Достичь чувства благодарности к родителям непросто, если между вами стоят старые обиды. Простых решений на этом пути нет. И двигаться по нему лучше в сотрудничестве со специалистом – психологом, психотерапевтом. Наградой для идущего станет огромное облегчение и способность с благодарностью сказать родителям слова знаменитого Берта Хеллингера: «Вы дали мне все, что смогли. Остальное я сделаю сам».

3. Переговоры

При сепарации взрослых детей гораздо большую роль, чем с детьми, играет процесс переговоров. Тех самых, которые в западной традиции называют negotiations (англ. «согласование, торг»). Их основа – обсуждение условий и выработка правил. И первое, о чем стоит договориться, – кто и как понимает «долг» и «вклад».


Что облегчит сепарацию?

Материальная самостоятельность. Ситуацию способен смягчить сам факт того, что дети уже выросли и сами зарабатывают себе на жизнь. Важно лишь, чтобы обе стороны это понимали. Кстати, небесполезно понимать также и то, что деньги и имущественные отношения в целом – очень действенные факторы манипулирования, удержания, наложения запрета на сепарацию.

Важнейшее средство поддержки эмоционального отделения – семейные ритуалы. Они снижают сепарационную тревогу, а значит, и сопротивление сторон, поскольку создают ощущение стабильности на фоне изменений. Подойдут любые формы приятных семейных ритуалов: воскресные встречи за накрытым столом, совместная игра в покер, походы в театр, отмечание дней рождения и праздников. Важно договориться и перевести их в разряд семейных правил.

Совет для родителей выросших детей. Если вы действительно хотите «наделить самостоятельностью» вашего ребенка, избегайте двойных, противоречивых посланий. Высказывания по формуле «да, но» ведут лишь к обесцениванию его усилий. Поверьте, ему до сих пор очень важна ваша оценка.

Отличным посланием для выросших детей станет обещание поддержки и принятия в любых самых сложных ситуациях. Повзрослев, мы никогда не возвращаемся в родительский дом, но уверенность в том, что его двери открыты, делает нас сильнее на взрослом пути.

«Казалось бы, взрослый человек, семейный. Но если только мама скажет слово, не могу возразить. Все в моей жизни делается с ее одобрения» – разные варианты подобных высказываний приходится слышать довольно часто. Невозможность жить своей жизнью после восемнадцати – распространенный симптом современной жизни. И причина его отнюдь не в высокой стоимости жилья, а в излишней эмоциональной зависимости. Опустевшее гнездо Продолжение совместной жизни взрослых детей с родителями часто превращается в тяжкий груз. Дети выросли, им требуется вылететь из гнезда. Семья на этой стадии (кстати, в семейной психологии она так и называется «стадия опустевшего гнезда») должна решать новые задачи. Когда ребенок маленький, родители обеспечивают ему защиту и выход в социум – детский сад, школу. Подростку дают поддержку в познании себя и выстраивании эффективных отношений с миром. А какие задачи на стадии опустевшего гнезда? Выросший ребенок, получивший поддержку и защиту на предыдущих этапах, должен отделиться от родителей – сепарироваться от них. Родители же переходят к «обустройству» опустевшего гнезда: наслаждаются шансом узнать друг друга заново, погружаются в работу, находят хобби, ждут внуков. Эмоциональная сепарация Учитывая российские экономические реалии, выросшие дети не всегда съезжают от родителей. Но эмоциональная сепарация заключается вовсе не в освобождении жилплощади. Исследователи называют ее снижением зависимости от эмоциональных состояний значимого другого (в том числе от родительского одобрения либо неодобрения). Практические психологи говорят проще – это способность распознавать собственные чувства и состояния и возможность сказать «нет» без разрыва отношений. Можно жить в одной квартире с родителями и быть эмоционально самостоятельным по отношению к ним. Для этого необходимо повзрослеть. Взрослый способен принимать ответственность за свои чувства, мысли и поступки, имеет внутреннюю разумную независимость от чужих суждений, умеет отличать реальность от вымысла и достаточно гибко адаптироваться к обстоятельствам, обладает самокритикой. Кроме того, взрослый человек стремится к духовности, то есть гармоничным отношениям с миром, постижению смысла своей жизни. И воспитывает в себе терпимость к взглядам и особенностям других людей. Именно такие характеристики зрелой личности приводит видный отечественный возрастной психолог Евгений Ильин. Откуда берется взрослость? Основа взрослости – самостоятельность. Ее получение – двусторонний и взаимозависимый процесс. С одной стороны, ребенок берет ее сам. С другой – ею наделяют его родители на протяжении всего периода воспитания в семье. Казалось бы, все просто – и ребенок хочет самостоятельности, и родители не против, чтобы их чадо само готовило уроки и поддерживало чистоту в комнате. Откуда тогда берутся эти тяжелые противоречия и конфликты между взрослыми детьми и их неумолимо стареющими родителями? Дело в том, что для наделения детей самостоятельностью родители и сами должны быть зрелыми личностями. Ведь невозможно дать другому то, чего у тебя нет! Однако на пути собственной сепарации родителей от их предков зачастую стоят семейные мифы и убеждения, стереотипы, тяжелая история рода и многие другие причины. Увидеть их помогает исследование семейной истории, поскольку эта традиция возникает в роду неспроста, а вследствие тяжелых жизненных обстоятельств, грозящих роду прекращением развития. Войны, репрессии, стихийные бедствия, голод, эпидемии – все это оставляет свой след в семье и заставляет родителей удерживать даже взрослых детей при себе из страха потерять их. Впрочем, родителей, не наделивших ребенка самостоятельностью, стоит пожалеть. Какими бы уверенными, доминирующими и подчиняющими они ни выглядели, зачастую они сильно страдают, глядя на то, с какими усилиями их чадо создает и удерживает свою собственную семью и ставит под угрозу развитие целой ветки родословного древа. Застрявшие в детстве Какие процессы и симптомы бывают в семье, где есть взрослые дети, но нет взрослости? Сепарационные трудности в первую очередь влияют на создание выросшими детьми своих собственных семей. Наличие в роду «убежденных холостяков» и «старых дев» часто говорит о дефиците эмоциональной сепарации. Об этом же могут свидетельствовать многочисленные разводы, отказ от рождения детей, устойчивые супружеские конфликты. Детские социофобии, к примеру отказ от посещения школы, – тоже частое проявление несепарированности. Так утрированно выражается желание близости ребенка и родителей. Продолжение этой темы – трудности с профессиональным самоопределением во взрослом возрасте, трудоустройством, удержанием на работе. Зависимости у подростков и взрослых – компьютерная, алкогольная, химическая – тоже могут говорить об эмоциональном слиянии. Однако их символический смысл противоположен. Это уход от излишней близости при невозможности избежать ее в реальных отношениях. Зрелые отношения Еще в середине 1950-х американский исследователь Эвелин Дюваль разработала критерии взрослых отношений в семье. Члены такой семьи: слушают друг друга, имеют собственные чувства и мысли, обмениваются идеями и приходят к согласию, спрашивают друг друга перед принятием решения, без страха соглашаются или не соглашаются друг с другом, приспосабливаются друг к другу, борются за то, что «правильно» и «хорошо» для каждого из них, начинают, продолжают и завершают обсуждение плана и лишь затем дают ему ход, делятся болью, интересами, сожалениями, обидами, нежностью, потребностями и желаниями, умеют принимать «да» с благодарностью, а «нет» – легко и без обид, гибко, без застревания переходят от одних переживаний к другим, отказываются от невыполнимого, могут посмеяться над собой, влияют друг на друга, поддерживают интересы и проекты друг друга, гордятся достижениями друг друга и сострадают неудачам, уважают взаимный суверенитет, но приходят на помощь, если другому тяжело, помнят о проблемах другого, когда те принимают серьезный оборот, терпимо относятся к причудливым или новаторским идеям друг друга и мечтают вместе. Отсутствие четырех – пяти из этих критериев может говорить об отсутствии зрелых отношений между членами семьи.

Источник: https://www.psyh.ru/rubric/2/articles/2993/
© Наша Психология
«Казалось бы, взрослый человек, семейный. Но если только мама скажет слово, не могу возразить. Все в моей жизни делается с ее одобрения» – разные варианты подобных высказываний приходится слышать довольно часто. Невозможность жить своей жизнью после восемнадцати – распространенный симптом современной жизни. И причина его отнюдь не в высокой стоимости жилья, а в излишней эмоциональной зависимости. Опустевшее гнездо Продолжение совместной жизни взрослых детей с родителями часто превращается в тяжкий груз. Дети выросли, им требуется вылететь из гнезда. Семья на этой стадии (кстати, в семейной психологии она так и называется «стадия опустевшего гнезда») должна решать новые задачи. Когда ребенок маленький, родители обеспечивают ему защиту и выход в социум – детский сад, школу. Подростку дают поддержку в познании себя и выстраивании эффективных отношений с миром. А какие задачи на стадии опустевшего гнезда? Выросший ребенок, получивший поддержку и защиту на предыдущих этапах, должен отделиться от родителей – сепарироваться от них. Родители же переходят к «обустройству» опустевшего гнезда: наслаждаются шансом узнать друг друга заново, погружаются в работу, находят хобби, ждут внуков. Эмоциональная сепарация Учитывая российские экономические реалии, выросшие дети не всегда съезжают от родителей. Но эмоциональная сепарация заключается вовсе не в освобождении жилплощади. Исследователи называют ее снижением зависимости от эмоциональных состояний значимого другого (в том числе от родительского одобрения либо неодобрения). Практические психологи говорят проще – это способность распознавать собственные чувства и состояния и возможность сказать «нет» без разрыва отношений. Можно жить в одной квартире с родителями и быть эмоционально самостоятельным по отношению к ним. Для этого необходимо повзрослеть. Взрослый способен принимать ответственность за свои чувства, мысли и поступки, имеет внутреннюю разумную независимость от чужих суждений, умеет отличать реальность от вымысла и достаточно гибко адаптироваться к обстоятельствам, обладает самокритикой. Кроме того, взрослый человек стремится к духовности, то есть гармоничным отношениям с миром, постижению смысла своей жизни. И воспитывает в себе терпимость к взглядам и особенностям других людей. Именно такие характеристики зрелой личности приводит видный отечественный возрастной психолог Евгений Ильин. Откуда берется взрослость? Основа взрослости – самостоятельность. Ее получение – двусторонний и взаимозависимый процесс. С одной стороны, ребенок берет ее сам. С другой – ею наделяют его родители на протяжении всего периода воспитания в семье. Казалось бы, все просто – и ребенок хочет самостоятельности, и родители не против, чтобы их чадо само готовило уроки и поддерживало чистоту в комнате. Откуда тогда берутся эти тяжелые противоречия и конфликты между взрослыми детьми и их неумолимо стареющими родителями? Дело в том, что для наделения детей самостоятельностью родители и сами должны быть зрелыми личностями. Ведь невозможно дать другому то, чего у тебя нет! Однако на пути собственной сепарации родителей от их предков зачастую стоят семейные мифы и убеждения, стереотипы, тяжелая история рода и многие другие причины. Увидеть их помогает исследование семейной истории, поскольку эта традиция возникает в роду неспроста, а вследствие тяжелых жизненных обстоятельств, грозящих роду прекращением развития. Войны, репрессии, стихийные бедствия, голод, эпидемии – все это оставляет свой след в семье и заставляет родителей удерживать даже взрослых детей при себе из страха потерять их. Впрочем, родителей, не наделивших ребенка самостоятельностью, стоит пожалеть. Какими бы уверенными, доминирующими и подчиняющими они ни выглядели, зачастую они сильно страдают, глядя на то, с какими усилиями их чадо создает и удерживает свою собственную семью и ставит под угрозу развитие целой ветки родословного древа. Застрявшие в детстве Какие процессы и симптомы бывают в семье, где есть взрослые дети, но нет взрослости? Сепарационные трудности в первую очередь влияют на создание выросшими детьми своих собственных семей. Наличие в роду «убежденных холостяков» и «старых дев» часто говорит о дефиците эмоциональной сепарации. Об этом же могут свидетельствовать многочисленные разводы, отказ от рождения детей, устойчивые супружеские конфликты. Детские социофобии, к примеру отказ от посещения школы, – тоже частое проявление несепарированности. Так утрированно выражается желание близости ребенка и родителей. Продолжение этой темы – трудности с профессиональным самоопределением во взрослом возрасте, трудоустройством, удержанием на работе. Зависимости у подростков и взрослых – компьютерная, алкогольная, химическая – тоже могут говорить об эмоциональном слиянии. Однако их символический смысл противоположен. Это уход от излишней близости при невозможности избежать ее в реальных отношениях. Зрелые отношения Еще в середине 1950-х американский исследователь Эвелин Дюваль разработала критерии взрослых отношений в семье. Члены такой семьи: слушают друг друга, имеют собственные чувства и мысли, обмениваются идеями и приходят к согласию, спрашивают друг друга перед принятием решения, без страха соглашаются или не соглашаются друг с другом, приспосабливаются друг к другу, борются за то, что «правильно» и «хорошо» для каждого из них, начинают, продолжают и завершают обсуждение плана и лишь затем дают ему ход, делятся болью, интересами, сожалениями, обидами, нежностью, потребностями и желаниями, умеют принимать «да» с благодарностью, а «нет» – легко и без обид, гибко, без застревания переходят от одних переживаний к другим, отказываются от невыполнимого, могут посмеяться над собой, влияют друг на друга, поддерживают интересы и проекты друг друга, гордятся достижениями друг друга и сострадают неудачам, уважают взаимный суверенитет, но приходят на помощь, если другому тяжело, помнят о проблемах другого, когда те принимают серьезный оборот, терпимо относятся к причудливым или новаторским идеям друг друга и мечтают вместе. Отсутствие четырех – пяти из этих критериев может говорить об отсутствии зрелых отношений между членами семьи.

Источник: https://www.psyh.ru/rubric/2/articles/2993/
© Наша Психология
«Казалось бы, взрослый человек, семейный. Но если только мама скажет слово, не могу возразить. Все в моей жизни делается с ее одобрения» – разные варианты подобных высказываний приходится слышать довольно часто. Невозможность жить своей жизнью после восемнадцати – распространенный симптом современной жизни. И причина его отнюдь не в высокой стоимости жилья, а в излишней эмоциональной зависимости. Опустевшее гнездо Продолжение совместной жизни взрослых детей с родителями часто превращается в тяжкий груз. Дети выросли, им требуется вылететь из гнезда. Семья на этой стадии (кстати, в семейной психологии она так и называется «стадия опустевшего гнезда») должна решать новые задачи. Когда ребенок маленький, родители обеспечивают ему защиту и выход в социум – детский сад, школу. Подростку дают поддержку в познании себя и выстраивании эффективных отношений с миром. А какие задачи на стадии опустевшего гнезда? Выросший ребенок, получивший поддержку и защиту на предыдущих этапах, должен отделиться от родителей – сепарироваться от них. Родители же переходят к «обустройству» опустевшего гнезда: наслаждаются шансом узнать друг друга заново, погружаются в работу, находят хобби, ждут внуков. Эмоциональная сепарация Учитывая российские экономические реалии, выросшие дети не всегда съезжают от родителей. Но эмоциональная сепарация заключается вовсе не в освобождении жилплощади. Исследователи называют ее снижением зависимости от эмоциональных состояний значимого другого (в том числе от родительского одобрения либо неодобрения). Практические психологи говорят проще – это способность распознавать собственные чувства и состояния и возможность сказать «нет» без разрыва отношений. Можно жить в одной квартире с родителями и быть эмоционально самостоятельным по отношению к ним. Для этого необходимо повзрослеть. Взрослый способен принимать ответственность за свои чувства, мысли и поступки, имеет внутреннюю разумную независимость от чужих суждений, умеет отличать реальность от вымысла и достаточно гибко адаптироваться к обстоятельствам, обладает самокритикой. Кроме того, взрослый человек стремится к духовности, то есть гармоничным отношениям с миром, постижению смысла своей жизни. И воспитывает в себе терпимость к взглядам и особенностям других людей. Именно такие характеристики зрелой личности приводит видный отечественный возрастной психолог Евгений Ильин. Откуда берется взрослость? Основа взрослости – самостоятельность. Ее получение – двусторонний и взаимозависимый процесс. С одной стороны, ребенок берет ее сам. С другой – ею наделяют его родители на протяжении всего периода воспитания в семье. Казалось бы, все просто – и ребенок хочет самостоятельности, и родители не против, чтобы их чадо само готовило уроки и поддерживало чистоту в комнате. Откуда тогда берутся эти тяжелые противоречия и конфликты между взрослыми детьми и их неумолимо стареющими родителями? Дело в том, что для наделения детей самостоятельностью родители и сами должны быть зрелыми личностями. Ведь невозможно дать другому то, чего у тебя нет! Однако на пути собственной сепарации родителей от их предков зачастую стоят семейные мифы и убеждения, стереотипы, тяжелая история рода и многие другие причины. Увидеть их помогает исследование семейной истории, поскольку эта традиция возникает в роду неспроста, а вследствие тяжелых жизненных обстоятельств, грозящих роду прекращением развития. Войны, репрессии, стихийные бедствия, голод, эпидемии – все это оставляет свой след в семье и заставляет родителей удерживать даже взрослых детей при себе из страха потерять их. Впрочем, родителей, не наделивших ребенка самостоятельностью, стоит пожалеть. Какими бы уверенными, доминирующими и подчиняющими они ни выглядели, зачастую они сильно страдают, глядя на то, с какими усилиями их чадо создает и удерживает свою собственную семью и ставит под угрозу развитие целой ветки родословного древа. Застрявшие в детстве Какие процессы и симптомы бывают в семье, где есть взрослые дети, но нет взрослости? Сепарационные трудности в первую очередь влияют на создание выросшими детьми своих собственных семей. Наличие в роду «убежденных холостяков» и «старых дев» часто говорит о дефиците эмоциональной сепарации. Об этом же могут свидетельствовать многочисленные разводы, отказ от рождения детей, устойчивые супружеские конфликты. Детские социофобии, к примеру отказ от посещения школы, – тоже частое проявление несепарированности. Так утрированно выражается желание близости ребенка и родителей. Продолжение этой темы – трудности с профессиональным самоопределением во взрослом возрасте, трудоустройством, удержанием на работе. Зависимости у подростков и взрослых – компьютерная, алкогольная, химическая – тоже могут говорить об эмоциональном слиянии. Однако их символический смысл противоположен. Это уход от излишней близости при невозможности избежать ее в реальных отношениях. Зрелые отношения Еще в середине 1950-х американский исследователь Эвелин Дюваль разработала критерии взрослых отношений в семье. Члены такой семьи: слушают друг друга, имеют собственные чувства и мысли, обмениваются идеями и приходят к согласию, спрашивают друг друга перед принятием решения, без страха соглашаются или не соглашаются друг с другом, приспосабливаются друг к другу, борются за то, что «правильно» и «хорошо» для каждого из них, начинают, продолжают и завершают обсуждение плана и лишь затем дают ему ход, делятся болью, интересами, сожалениями, обидами, нежностью, потребностями и желаниями, умеют принимать «да» с благодарностью, а «нет» – легко и без обид, гибко, без застревания переходят от одних переживаний к другим, отказываются от невыполнимого, могут посмеяться над собой, влияют друг на друга, поддерживают интересы и проекты друг друга, гордятся достижениями друг друга и сострадают неудачам, уважают взаимный суверенитет, но приходят на помощь, если другому тяжело, помнят о проблемах другого, когда те принимают серьезный оборот, терпимо относятся к причудливым или новаторским идеям друг друга и мечтают вместе. Отсутствие четырех – пяти из этих критериев может говорить об отсутствии зрелых отношений между членами семьи.

Источник: https://www.psyh.ru/rubric/2/articles/2993/
© Наша Психология
________________________________
При перепечатке ссылка обязательна
©  riabovol.blogspot.com
2017

среда, 7 июня 2017 г.

Осторожно, квест!

Журнал "Наша психология" попросил порассуждать на тему безопасности городских квестов. В последнее время эти развлечения набирают популярность в Москве и крупных городах. Основная аудитория - подростки. Однако не все организаторы квестов заботятся о безопасности их для участников. На днях при прохождении одного из квестов в Москве серьезно пострадала 12-летняя девочка.
Вот мой комментарий для журнала на эту тему.
Источник © Наша Психология

Увлечение квестами: польза или вред?

Несколько дней назад во время прохождения квеста 12-летняя девочка сорвалась с высоты и разорвала себе лицо… Квесты становятся все популярнее. Стоит ли разрешать ребенку участвовать в испытаниях и как можно его обезопасить? Об этом рассуждает психолог-консультант Евгений Рябовол.

«Квесты – это не просто модно, но и вызов самому себе, соревнование с друзьями и еще многое, что не может не интересовать подростка. Ведь основной задачей в этом возрасте является проверка своих реакций на различные жизненные ситуации и выбор подходящих способов реагирования, а значит – знакомство с собой, узнавание себя. Все это поможет подростку на следующих возрастных стадиях, когда он будет определяться с профессией, супружеством, стилем жизни.

Как известно, «под лежачий камень вода не течет», а значит наилучший способ испытать себя – проверка в нетипичных обстоятельствах. И обычные городские квесты для этого вполне хороши. Лучше уж так, чем уличные банды, драки, «тестирование» табака и наркотиков, — справедливо скажет большинство родителей.

Достоинство квеста как испытания состоит в относительной предсказуемости последствий.

 

Ведь участие в нем основано на договоре с организатором, отвечающим за физическую безопасность. По крайней мере, вероятность получить травму здесь гораздо ниже, чем на экстремальном сплаве и даже на велопрогулке.

Психологические же травмы на каком-нибудь хоррор-квесте вполне возможны. И зачастую потрясение случается не от испуга, когда кто-то завыл в темном коридоре, а по причине неприемлемого нарушения личных границ. В этом смысле «маньяк», приставивший бензопилу к шее ребенка на квесте – это очень спорный образ. Даже если подросток весело смеется при этом.

Если вы не уверены, что ребенку это подходит, лучше подобрать что-то менее травмирующее. На то мы и родители, чтобы принимать решения.

 

Для этого стоит воспользоваться интернетом. Отзывы о том, что кто-то на этом квесте сломал ключицу, или об участников тушат сигареты, равно как и отсутствие отзывов, должны серьезно насторожить.

Если ребенок не хочет, чтобы вы проходили квест вместе с ним, и при этом есть основания предполагать возможность травмы, не важно психологической или физической, с подростком нужно поговорить по примерно такому сценарию. Я понимаю, что для тебя это важно, так как ты – подросток и хочешь испытать себя. Я волнуюсь за твою безопасность, поскольку обнаружил в интернете вот такие отзывы об этом квесте. Поэтому, пожалуйста, будь осторожен. Помни, я готов прийти на помощь. Знай, что ты имеешь право выйти из игры на любом ее этапе, что бы тебе ни говорили окружающие. И звони мне сразу, если тебе покажется, что ты не справляешься с ситуацией.»
________________________________
При перепечатке ссылка обязательна
©  riabovol.blogspot.com
2017

Несколько дней назад во время прохождения квеста 12-летняя девочка сорвалась с высоты и разорвала себе лицо… Квесты становятся все популярнее. Стоит ли разрешать ребенку участвовать в испытаниях и как можно его обезопасить? Об этом рассуждает психолог-консультант Евгений Рябовол. «Квесты – это не просто модно, но и вызов самому себе, соревнование с друзьями и еще многое, что не может не интересовать подростка. Ведь основной задачей в этом возрасте является проверка своих реакций на различные жизненные ситуации и выбор подходящих способов реагирования, а значит – знакомство с собой, узнавание себя. Все это поможет подростку на следующих возрастных стадиях, когда он будет определяться с профессией, супружеством, стилем жизни. Как известно, «под лежачий камень вода не течет», а значит наилучший способ испытать себя – проверка в нетипичных обстоятельствах. И обычные городские квесты для этого вполне хороши. Лучше уж так, чем уличные банды, драки, «тестирование» табака и наркотиков, — справедливо скажет большинство родителей. Достоинство квеста как испытания состоит в относительной предсказуемости последствий. Ведь участие в нем основано на договоре с организатором, отвечающим за физическую безопасность. По крайней мере, вероятность получить травму здесь гораздо ниже, чем на экстремальном сплаве и даже на велопрогулке. Психологические же травмы на каком-нибудь хоррор-квесте вполне возможны. И зачастую потрясение случается не от испуга, когда кто-то завыл в темном коридоре, а по причине неприемлемого нарушения личных границ. В этом смысле «маньяк», приставивший бензопилу к шее ребенка на квесте – это очень спорный образ. Даже если подросток весело смеется при этом. Если вы не уверены, что ребенку это подходит, лучше подобрать что-то менее травмирующее. На то мы и родители, чтобы принимать решения. Для этого стоит воспользоваться интернетом. Отзывы о том, что кто-то на этом квесте сломал ключицу, или об участников тушат сигареты, равно как и отсутствие отзывов, должны серьезно насторожить. Если ребенок не хочет, чтобы вы проходили квест вместе с ним, и при этом есть основания предполагать возможность травмы, не важно психологической или физической, с подростком нужно поговорить по примерно такому сценарию. Я понимаю, что для тебя это важно, так как ты – подросток и хочешь испытать себя. Я волнуюсь за твою безопасность, поскольку обнаружил в интернете вот такие отзывы об этом квесте. Поэтому, пожалуйста, будь осторожен. Помни, я готов прийти на помощь. Знай, что ты имеешь право выйти из игры на любом ее этапе, что бы тебе ни говорили окружающие. И звони мне сразу, если тебе покажется, что ты не справляешься с ситуацией.»

Источник: https://www.psyh.ru/rubric/3/articles/3002/
© Наша Психология
Несколько дней назад во время прохождения квеста 12-летняя девочка сорвалась с высоты и разорвала себе лицо… Квесты становятся все популярнее. Стоит ли разрешать ребенку участвовать в испытаниях и как можно его обезопасить? Об этом рассуждает психолог-консультант Евгений Рябовол. «Квесты – это не просто модно, но и вызов самому себе, соревнование с друзьями и еще многое, что не может не интересовать подростка. Ведь основной задачей в этом возрасте является проверка своих реакций на различные жизненные ситуации и выбор подходящих способов реагирования, а значит – знакомство с собой, узнавание себя. Все это поможет подростку на следующих возрастных стадиях, когда он будет определяться с профессией, супружеством, стилем жизни. Как известно, «под лежачий камень вода не течет», а значит наилучший способ испытать себя – проверка в нетипичных обстоятельствах. И обычные городские квесты для этого вполне хороши. Лучше уж так, чем уличные банды, драки, «тестирование» табака и наркотиков, — справедливо скажет большинство родителей. Достоинство квеста как испытания состоит в относительной предсказуемости последствий. Ведь участие в нем основано на договоре с организатором, отвечающим за физическую безопасность. По крайней мере, вероятность получить травму здесь гораздо ниже, чем на экстремальном сплаве и даже на велопрогулке. Психологические же травмы на каком-нибудь хоррор-квесте вполне возможны. И зачастую потрясение случается не от испуга, когда кто-то завыл в темном коридоре, а по причине неприемлемого нарушения личных границ. В этом смысле «маньяк», приставивший бензопилу к шее ребенка на квесте – это очень спорный образ. Даже если подросток весело смеется при этом. Если вы не уверены, что ребенку это подходит, лучше подобрать что-то менее травмирующее. На то мы и родители, чтобы принимать решения. Для этого стоит воспользоваться интернетом. Отзывы о том, что кто-то на этом квесте сломал ключицу, или об участников тушат сигареты, равно как и отсутствие отзывов, должны серьезно насторожить. Если ребенок не хочет, чтобы вы проходили квест вместе с ним, и при этом есть основания предполагать возможность травмы, не важно психологической или физической, с подростком нужно поговорить по примерно такому сценарию. Я понимаю, что для тебя это важно, так как ты – подросток и хочешь испытать себя. Я волнуюсь за твою безопасность, поскольку обнаружил в интернете вот такие отзывы об этом квесте. Поэтому, пожалуйста, будь осторожен. Помни, я готов прийти на помощь. Знай, что ты имеешь право выйти из игры на любом ее этапе, что бы тебе ни говорили окружающие. И звони мне сразу, если тебе покажется, что ты не справляешься с ситуацией.»

Источник: https://www.psyh.ru/rubric/3/articles/3002/
© Наша Психология
Увлечение квестами: польза или вред?

Источник: https://www.psyh.ru/rubric/3/articles/3002/
© Наша Психология