понедельник, 22 мая 2017 г.

Ремень или подзатыльник: что лучше?



Статья опубликована в журнале "Наша психология", №3 (103), май–июнь 2017. – С. 86–90. Здесь приводится полный авторский вариант.


На приёме семья – родители 5-летнего мальчика, который, со слов мамы, «не выпускает палец изо рта». Периодически родители обнаруживают своего сына сосущим большой палец левой руки. В это время он может смотреть мультик, рисовать, играть с другими детьми или даже просто думать о чём-то в одиночестве. На традиционный вопрос системного психолога «какими способами вы уже пытались с этим справиться?» говорят, что объясняли про микробы под ногтями, но объяснения не помогли. В последнее время стали практиковать подзатыльники. Они помогают, но ненадолго, поэтому папа раздумывает, не достать ли ремень…

 

Детский симптом как отражение взрослых отношений

И тут мы с родителями вспомнили, что изначально супружеская пара пришла на консультацию по другому поводу. Запросом к психологу было не поведение ребёнка, а разногласия родителей о его воспитании. Родители конфликтовали друг с другом довольно часто. Чем кормить и как часто. Сколько смотреть телевизор. Укладывать ли спать или пусть засыпает сам. Отдавать в детский сад или привлечь бабушку. В итоге полгода назад ребёнка отдали в детсад, после чего и стали замечать палец во рту.

Подобные ситуации: сосание пальца, навязчивое кусание губ или ногтей, выдергивание волос или ресниц, а также социальные – непослушание, неуспеваемость в школе, агрессию по отношению к другим детям или животным, — принято называть семейным симптомом. Почему семейным? Потому, что симптом обычно отражает ситуацию в семье. А кроме этого он всегда о чём-то говорит.

В данном случае симптом, обнаруженный у ребёнка, не просто говорил, а кричал. О том, что его носитель 5-летний мальчик переживает стресс. Сказались и конфликты родителей, и детский сад, куда его отдали без подготовки. Сосание пальца стало «реакцией регресса», то есть временного возврата в более ранний, грудной, возраст — в то время, когда о ребёнке заботились, оберегали, умилялись и радовались ему, и где он не испытывал стресса.

Вопрос о физических наказаниях отпал сам собой. Ребёнка из детсада изъяли, чтобы психологически подготовить его и снова отправить на будущий год. В процессе подготовки родителям была рекомендована консультация детского психоневролога, который назначил препараты, стимулирующие развитие коры головного мозга. Эта часть мозга отвечает за процессы мышления, поведенческие реакции и социализацию. Одновременно родители вместе с психологом начали работать над отношениями в супружеской паре, чтобы в будущем было меньше конфликтов.

Уфф! Совместными усилиями с «пальцем во рту» удалось справиться. К сожалению, так бывает не всегда. Ведь родителям зачастую трудно принять тот факт, что поведение ребёнка – это следствие совсем других проблем, часто даже не имеющих к ребёнку отношения. И тогда проще его ругать и наказывать. Сначала – ругать. А поскольку это не работает, ведь причина кроется в другом, то затем для усиления воздействия ещё и бить.

Мнение общества

В современной России проведено довольно много социологических исследований о физических наказаниях, которые говорят о вполне широкой распространённости этого явления в российских семьях. К примеру, в опросе по заказу Фонда поддержки детей в 2009 году 51,8 % родителей признались, что прибегали к физическому наказанию в воспитательных целях. 1,8 % делали это часто, 17,8 % – иногда, а 31,4 % – редко. В опросе Фонда «Общественное мнение» в 2008 году 67 % опрошенных согласились с идеей, что телесные наказания детей школьного возраста иногда необходимы. «Левада-центр» в 2004 году задавал вопрос «Имеют ли право родители подростка 13–14 лет наказывать его физически?», и 37 % опрошенных ответили на него утвердительно. 

В 2012 году на фоне скандала с Pussy Riot Всероссийский центр изучения общественного мнения опросил россиян об их отношении к идее включения телесных наказаний в российский уголовный кодекс в качестве меры воздействия. Идею поддержали 27% опрошенных. Справедливости ради нужно сказать, что 66% её отвергли. Это, конечно, история не про детей, но она хорошо иллюстрирует терпимость к физическому воздействию в российском обществе.

Как видим, отношение россиян к битью своих чад социологами исследуется регулярно. Все эти данные есть в открытом доступе в интернете. Но, к сожалению, в России очень мало или почти нет исследований о том, как физические наказания влияют на детей. Дальше всех в этом отношении продвинулись США и европейские государства. Если набрать в Википедии «Телесное наказание в семье», вы увидите множество ссылок на исследования психологов и физиологов из этих стран, которые не свидетельствуют о пользе телесных наказаний. 

Вот только несколько результатов их применения, причём не только регулярного, но и периодических шлепков ладонью:

  • дети, которых били в детстве, более агрессивны, чаще бьют своих детей и супругов, чаще ругаются со своими супругами;
  • физические наказания повышают риск появления разнообразных расстройств психики, самые распространенные – алкогольная и наркотическая зависимости;
  • у наказываемых детей стимулируются неповиновение и антисоциальное поведение вплоть до вступления в подростковые группировки;
  • ухудшаются отношения детей и родителей в будущем;
  • телесные наказания облегчают переход к насилию в семье, так как возводят физическое воздействие в разряд нормы.

Из положительных результатов физического воздействия на ребёнка выделяется только один – достижение быстрого послушания. Однако большинство исследователей сходится во мнении, что эффект от каждого следующего шлепка снижается, поэтому родителю, вставшему на этот путь, придется постепенно увеличивать силу воздействия, чтобы метод работал и дальше.

Интересно, что телесные наказания в подавляющем большинстве государств мира, в том числе стран, где проводятся исследования, не запрещены законом. Этот вопрос отдан на общественное регулирование, поэтому против физических наказаний публично выступают общественные организации. В том числе крупные международные, такие как ЮНЕСКО, а также общества педиатров, психологов, социальных работников разных стран. 

В России общественные организации пока не обращают внимания на эту проблему. Однако есть группа психологов из разных городов, которые в социальных сетях начали движение #СТОПнасилие и #можно_иначе с просветительской целью.

Физические наказания: что вместо?

Вместо того, чтобы отшлёпать ребёнка, полезно посмотреть на себя. Для начала можно просто глянуть в зеркало. Скорее всего вы увидите в нём человека с лицом, искаженным злостью или другими тяжёлыми чувствами. И самому себе не понравитесь. Следующим шагом, возможно, станет отказ от намерения отшлёпать ребёнка.

А если серьёзно, то, как говорится, смотри пункт 1 данной статьи. Неприемлемое поведение ребёнка (если мы говорим не о клинических случаях – аутизм, дефицит внимания и гиперактивность и т.п.) скорее всего является отражением ситуации в семье. «Что за непростой период сейчас переживает наша семья?», — это первый вопрос, который нужно задать себе, когда чаша терпения от капризов ребёнка переполнилась и вот-вот выплеснется ремнём или подзатыльником. Родители ссорятся, устают, пребывают в горе или депрессии, чувствуют беспомощность, испытывают стресс или вообще развелись? Когда вы найдёте ответ на этот вопрос, вам будет чем заняться в ближайшие месяцы. И вопрос о необходимости физических наказаний вместе с плохим поведением ребёнка, скорее всего, отпадёт сам собой.

Бывает, что изменение поведения ребёнка связано с его возрастными особенностями: первые этапы социализации (детский сад, школа), подростковый возраст. Ремнём и подзатыльниками эти проблемы не решишь. Но и причины того, что «поведение испортилось» тоже изменить не получится. В школу-то ходить надо, а подростковый кризис, — он как погода за окном, — вообще слабо от нас зависит. Многим семьям помогает система санкций. Ребёнок должен знать, какие последствия для него наступят, если он не будет выполнять установленные родителями правила. Очень важно при этом, чтобы он знал, при каких условиях санкция отменяется, и что он всегда может обсудить правило. Не обязательно после этого оно будет отменено.

Если неприемлемое поведение ребёнка носит хронический характер: постоянное непослушание в школе, частые драки со сверстниками, регулярная неуспеваемость, ссоры с родителями и жестокие угрозы в их адрес, непонимание моральных норм, соответствующих возрасту (например, регулярное мелкое воровство), и при этом других явных конфликтов и стрессов в семье нет — в этом случае стоит показать ребёнка детскому психологу. Возможно, причина поведения кроется в особенностях его развития, и требуется профессиональная (в том числе медицинская) помощь.

Случается, что вы уже ударили ребёнка в воспитательных целях. Не сдержались. Или были уверены, что это пойдёт ему на пользу. Любящие родители зачастую после этого испытывают раскаяние, жалость или тревогу о том, как это может на него повлиять. Исправить ситуацию возможно. Для этого с ребёнком нужно поговорить. Не просить прощения, так как это прерогатива младших членов семейной иерархии, а выразить сожаление. Признать свою неправоту в сложившейся ситуации. Объяснить свои истинные намерения: «Я за тебя испугалась, времени уже час ночи, а ты под одеялом на планшете играешь. Не выспишься, а завтра рано в школу вставать». При таком подходе у ребёнка не закрепится обида, а наоборот – будет формироваться ощущение понятности и справедливости окружающего мира.

Помните: дети – бесконечный источник прощения. Кстати, этому взрослым неплохо бы у них поучиться.

Смотрим в будущее

И напоследок парочка мыслей от семейного психолога. Намереваясь отшлёпать ребёнка, обязательно подумайте о том, как это повлияет на его будущее.

Ведь если периодические подзатыльники или порка травмируют его психику, то в будущем не исключен «эффект жертвы». Специалистам, работающим с пострадавшими от насилия, хорошо известен этот парадокс: по прошествии лет жертва снова и снова попадает в похожие психотравмирующие ситуации, причём часто сама провоцирует их. Считается, что такова реакция бессознательного – оно раз за разом старается воспроизвести эту сложную ситуацию, чтобы человек на этот раз справился с ней, вышел победителем и таким образом проработал свою психологическую травму. Стоит ли говорить, что такое поведение небезопасно и дает столько же шансов на исцеление от психотравмы, сколько и на её повторение и усугубление.

А что если ребёнок не столь эмоционально чувствителен, и физические наказания не нанесут ему психологической травмы. Такое вполне возможно. И тогда, по мере взросления, идея о необходимости физического воздействия на людей может быть присвоена ребёнком и со временем трансформироваться в эффективный способ получения быстрого результата. Такая вот «эффективная коммуникация». Ребёнок не слушается – подзатыльник ему! Водитель на дороге подрезал, выйти из авто и — в зубы! Супруг или супруга вступает в спор не по делу – пощёчину!

Выходит, что независимо от того, травмируют физические наказания ребёнка или нет, он всё равно с большой вероятностью будет оказываться в ситуациях рукоприкладства, когда сам станет взрослым. Нам оно надо?
________________________________
При перепечатке ссылка обязательна
@riabovol.blogspot.com
2017