понедельник, 26 февраля 2018 г.

Ребенок как "человек Возрождения"





 Статья опубликована в онлайн-журнале "Наша психология". Вот тут. Здесь приводится полный авторский вариант.


Что лучше для ребенка – иметь множество разнообразных занятий или с детства одно и на всю жизнь? Вопрос не праздный, учитывая то, сколько родителей в желании сделать из своих детей будущих звезд отдает их в раннем детстве в профессиональные спортшколы, актерские и музыкальные студии. Дорога в спорт высоких достижений начинается в большом теннисе в шесть–семь лет, хоккее – в пять, а в художественной гимнастике – в три–четыре года. В искусстве и шоу-бизнесе, в принципе, тоже чем раньше начнешь, тем больше шансов.

Родительские устремления понятны. Профессиональные занятия – это дисциплина и подчинение авторитету, а значит ребенок будет послушным и лишенным свободного времени на «всякие глупости». Это достижения, а значит будет чем гордиться и чем хвалиться перед друзьями. Это деньги: сначала – призовые за победу в областных турнирах, а потом, глядишь, и олимпийские медали, квартиры, машины, ну и, чем черт не шутит, миллионные гонорары профессионального спорта. В конце концов, это и почет – помощь государству никто не отменял, а спорт и искусство всегда были для нас важным элементом международного престижа.

Кроме таких родителей, есть еще и те, кто просто хочет, чтобы ребенок занимался чем-то одним глубоко и постоянно, и не приветствуют, когда он «мечется» между интересными занятиями, меняя одно на другое.

Не стану обсуждать модные ныне темы родительской гиперкомпенсации (мать-ехидна отдала малыша в большой спорт из-за собственных неудовлетворенных детских желаний) и вреда от раннего развития (он же еще почти младенец, ему играть нужно и эмоционально развиваться, а его отправили нотную грамоту изучать). На эти темы уже достаточно написано. Предлагаю взглянуть на проблему с другой точки зрения.

СИНАПСЫ


Детство – не просто прекрасная пора, когда социальные обязательства почти отсутствуют, а игра – не источник чувства вины, а способ познания мира. Детство – это еще и период активного развития головного мозга.
ʻʻ Известно, например, что от года до трех в мозге ежесекундно образуется до двух миллионов (!) синапсов – нейронных связей, отвечающих за передачу нервных импульсов и образующих нейронные сети – основу центральной нервной системы.
 Именно нейронные связи помогают разным областям мозга передавать друг другу информацию, и тем самым обеспечивают важнейшие процессы – память, речь, управление телом, продуктивную деятельность и др. Согласно обзору веб-ресурса Early Childhood Education Degrees, процесс образования нейронных связей наиболее активен с четырех до примерно 23 лет. В это время отмирают связи, которые мозг посчитает ненужными, возникают новые, отражающие актуальную деятельность человека. Процесс образования синапсов значительно ослабевает после 25-ти, но обычно не прекращается всю жизнь, поскольку зависит от интенсивности обучения человека.

Исследование, проведенное около десяти лет назад группой ученых Центра функциональной магнитно-резонансной томографии головного мозга Оксфордского университета, выявило довольно однозначную связь между количеством нейронных связей в головном мозге человека и качеством его жизни. Люди, мозг которых обладал большим количеством синапсов, как правило:
  • имели высшее образование, 
  • были хорошо социализированными членами общества без проблем с законом, 
  • зачастую вели здоровый образ жизни, 
  • отличались хорошим психологическим состоянием и 
  • заявляли о высоком уровне удовлетворенности своей жизнью.


Вывод из всего этого прост: 
ʻʻ чем больше разнообразных нейронных связей образуется у ребенка, тем лучше. Тем более разносторонним он будет во взрослой жизни, и тем больше у него шансов успешно встроиться в общество будущего.

БУДУЩЕЕ



Леонардо да Винчи
Одним из культурных мемов человеческой цивилизации на протяжении нескольких веков был «человек Возрождения». Полимат – от греческого polys (многий) и mathein (учиться). Личность, прославившаяся большими достижениями в разных, зачастую полярных, сферах: точных науках, искусстве, естествознании. Это понятие принесла нам эпоха Ренессанса (XIVXVII вв.), которая подарила миру таких людей, как европейцы Леонардо да Винчи и Галилео Галилей, персидский ученый-энциклопедист Аль-Бируни и, конечно, российский светоч Михайло Ломоносов. 

Джеймс Стюарт
В более поздние века это явление не исчезло. В числе хорошо известных нам более поздних полиматов Дмитрий Иванович Менделеев, который вопреки легендам никаких чемоданов на продажу не делал, да и водку не изобретал, но оставил достижения в химии, физике, метрологии, экономике, геологии, метеорологии, нефтепереработке, приборостроении, а также педагогике и воздухоплавании. Одним из, пожалуй, последних знаменитых «людей Возрождения» был известный голливудский актер Джеймс Стюарт, снявшийся в культовой американской рождественской картине «Эта замечательная жизнь» (1947), и много игравший у Хичкока. У нас мало кто знает, но он был еще и успешным военным летчиком – сражался на Второй мировой, а после нее, продолжая сниматься в кино, дослужился до звания бригадного генерала.

ʻʻ Говорят, что время «людей Возрождения» прошло. В мире накоплено столько знаний в каждой из сфер, что один человек не способен их постичь и интегрировать. А значит и «синтетических гениев» человечество больше породить не сможет. Наступила эпоха углубленной специализации и коллективного творчества во всех сферах.

Возможно и так, но мне кажется, что время новых полиматов еще не наступило. Ведь не секрет, что все по-настоящему значимые открытия в науке и достижения в искусстве сейчас совершаются не внутри отдельных направлений, учений и сфер, а на границах между ними. На стыке между биологией и физикой, физикой и химией, физикой и математикой, психологией и медициной, кино и театром, музыкой и живописью. И для того, чтобы творить, в мире будущего человеку понадобятся знания и навыки из самых разнообразных и противоречивых сфер. А значит будущее именно за полиматами?
ʻʻ К тому же, с современном мире с его высокими скоростями прохождения информации и постоянной сменой трендов идея о том, что занятие выбирается один раз и на всю жизнь, уже не актуальна.

Как говорят футурологи, в будущем человеку придется неоднократно менять свою сферу применения в течение жизни. Часть профессий будет периодически исчезать за ненадобностью, другие станут настолько часто и интенсивно трансформироваться, что даже выбрав дело всей жизни, человек будет вынужден постоянно переучиваться и обновлять огромные массивы знаний и навыков.

СИНАПСЫ И БУДУЩЕЕ 

Какое все это имеет отношение к детским занятиям и увлечениям? Самое прямое. Чем больше разнообразных занятий и увлечений имеет ребенок в детстве, тем больше у него будет нейронных связей в головном мозге. Ведь известно, что они образуются именно в результате получения НОВЫХ знаний и освоения НОВЫХ навыков. При подкреплении старых знаний и навыков новые синапсы не появляются или почти не появляются. И если для взрослых это не столь важно, то для детей расширение нейронной сети имеет огромное значение.

Я уже не говорю о важном психологическом эффекте от такой полифонии детских увлечений. 
ʻʻ Пробуя разное, начиная и бросая, ребенок получает разрешение совершать акты самостоятельного выбора, что, конечно, также очень пригодится ему во взрослой жизни.

Вам кажется, что ребенок не может довести дело до конца? Полгода он занимался шахматами, потом год боксом, затем рисованием, а после – пел в хоре. И даже на любимой робототехнике не задержался. Возможно, это не безалаберность и неусидчивость. Может быть, он просто уже познал основы этой деятельности, почувствовал, нравится ему или нет, и готов идти дальше – к образованию новых нейронных связей.

В конце концов, давайте подумаем, почему мы – родители – так стремимся к этой стабильности, заставляя ребенка полностью отдавать себя одному занятию? Возможно, нам кажется, что, досконально изучив предмет, он сделает меньше ошибок? А становясь уже с детства углубленным профессионалом в своей сфере, будет застрахован от ошибок во взрослом возрасте?
ʻʻ Но ведь совершение ошибок – это часть жизни. Не совершая ошибок, мы не учимся исправлять их.

Чего вы больше хотите: чтобы ребенок был счастлив в будущем или не совершал ошибок? Этот выбор предстоит сделать родителям.

________________________________
При перепечатке ссылка обязательна 

(с) riabovol.blogspot.com
2018


четверг, 30 ноября 2017 г.

Мир в кармане

Статья опубликована в журнале "Наша психология", №6 (106), ноябрь–декабрь 2017. – С. 92–97. Здесь приводится полный авторский вариант
 Сейчас трудно найти школьника без смартфона с парой гигабайт интернета в нём. Родители, хотя бы изредка посещающие школу, с удивлением отмечают, что уже с 10–11 лет дети на переменах не играют в подвижные игры. Ещё недавно было совсем по-другому. И дело не в том, что современные пятиклассники взрослеют стремительнее своих предшественников. Просто в их жизни появилось кое-что поинтереснее.

Массовое распространение мобильного интернета – явление буквально двух-трёх последних лет. Вместе с увеличением вычислительной мощности смартфонов оно привело к взрывному росту игровой индустрии. Сверхреалистичные симуляторы, красочные фантазийные миры, сетевые многопользовательские игры, — всё это теперь можно носить в кармане. Современные дети на переменах к радости завучей смирно стоят у стенки, уткнувшись в свои смартфоны. Там они и общаются, и играют.

В отличие от разработчиков школьной программы игровая индустрия не дремлет. Навязчивая реклама игр внутри других приложений, особый способ привлечения и захвата аудитории – всё сделано с учетом рассеянного детского внимания. Многие игры спроектированы так, что не дают отвлечься надолго. Нужно следить за появлением бонусов, собирать фишки, что поднимает уровень и увеличивает скилы (игровые навыки) персонажа. Какая уж тут сосредоточенность на уроках, если нужно каждый час проверять, не появились ли у твоего персонажа новые монетки! Некоторые дети даже заводят будильник, чтобы среди ночи собрать игровые «плюшки», которые в противном случае к утру исчезнут.

Школьная система понемногу начала реагировать на это угрожающее явление, но за стремительным развитием игровой индустрии, как обычно, успеть не в силах. Учителя по ОБЖ получили методические указания, как разговаривать с детьми и родителями об игровой зависимости. Но рекомендации ограничивать время пребывания у компьютера при столь массовом развитии мобильного интернета – это, согласитесь, вчерашний день. А значит всё в наших руках, дорогие родители. Пора включаться и бдить!

В шаге от пропасти


Что такое игровая зависимость? Ученые и врачи всего мира пока не могут прийти к единому мнению, стоит ли считать её заболеванием. По крайней мере, в актуальном на сегодня перечне МКБ-10 (Международный классификатор болезней) такого диагноза нет. Однако специалисты по аддикциям выделяют игроманию как одну из форм зависимости и относят её к зависимостям поведенческим, а не химическим, – то есть тем, где привыкание формируется на уровне поведения, а не биохимических процессов организма. Впрочем, более молодые исследователи всё чаще стирают эту грань: как недавно выяснилось, и химические вещества, и переедание, и навязчивые привычки, такие как игры, порно, и даже трудоголизм, воздействуют на одни и те же зоны головного мозга, вмешиваясь в процесс выработки или прохождения дофамина. Этот нейромедиатор служит важной частью «системы вознаграждения», вызывая ощущение удовлетворения, и тем самым влияет на процессы мотивации и обучения.

Мнение большинства ученых по поводу игровой зависимости сходится в одном – в ней присутствуют неотъемлемые составляющие всех остальных аддикций, как химических, так и поведенческих. Это – стремление убежать от реальности и сильные эмоции. Ведь согласно определению известного российского аддиктолога Цезаря Короленко, зависимое поведение выражается «в стремлении к уходу от реальности путем изменения своего психического состояния посредством приема некоторых веществ или постоянной фиксации внимания на определенных предметах или активных видах деятельности, что сопровождается развитием интенсивных эмоций».

Так что включение кибераддикции в Международный классификатор, скорее всего, дело времени.

Чем привлекательны игры? 


Если взглянуть на компьютерные игры через призму потребностей – основного источника человеческой мотивации – их привлекательность становится очень понятной. 


Ставшая уже классической пирамида Абрахама Маслоу содержит пять уровней. Перечислим их по мере снижения необходимости:
1. Физиологические потребности: голод, жажда, половое влечение и др.
2. Потребности в безопасности: комфорт, постоянство условий жизни.
3. Социальные: связи с группой, общение, привязанность, забота о другом и внимание к себе, совместная деятельность.
4. Престиж: самоуважение, уважение со стороны других, признание, достижение успеха и высокой оценки.
5. Духовные: познание, самоактуализация, самовыражение, самоидентификация.


Все эти потребности впервые «в полный рост» встают именно перед подростком. Немудрено испугаться! Игра же позволяет удовлетворить их все, кроме первой категории – физиологических потребностей, удовлетворению которых она, наоборот, препятствует (с этим, кстати, и связаны всё более частые случаи смерти игроманов от физиологического и нервного истощения прямо у компьютера). Что же касается, к примеру, уровня №2 – потребности в безопасности, то игра вполне удовлетворяет её. Ведь игра предсказуема – в отличие от реального мира она имеет четкий и конечный набор правил. Игра обеспечивает и 3-й уровень – социальные потребности, давая комфортное общение с близкими по духу участниками и совместную деятельность. Потребность в престиже тоже вполне реализуема – опытный игрок пользуется огромным авторитетом в своей среде. Ну, и духовные потребности тоже худо-бедно удовлетворяются: самовыражение в игровых персонажах, повышение собственной значимости в своих глазах, и даже познание. Ведь многим подросткам кажется, что, играя в «Ил-2. Штурмовик», они изучают военную историю нашей страны.

На самом деле игра лишь создаёт иллюзию удовлетворения потребностей. Но очень красивую, качественную и похожую на реальность.

В игре ребенок сталкивается с гораздо более ярким, привлекательным и беспроблемным миром, по сравнению с тем, который он видит вокруг. Именно эти качества виртуальной реальности привлекают подростка. И они же делают игры довольно опасными для детей. В 10 – 12 лет они ещё изучают мир. Системы ценностей и мотиваций пока только формируются. Те трудности, которые ребенок такого возраста испытывает в реальной жизни, помогают этим системам нормально сформироваться. Игра же дает иллюзию возможности удовлетворения потребностей и получения удовольствий без трудностей, без необходимости вложения усилий. К примеру, победа в игре – лёгкий и безопасный способ получения сильного удовольствия, почти эйфории. Этим же, впрочем, грешат и «взрослые» способы: алкоголь, наркотики, порнография. Удовольствие от них: а) сильное, б) гарантированное, в) легко и безопасно достигаемое. В реальной жизни так получить удовольствие невозможно – в ней требуется сначала приложить пропорциональные усилия. Между тем, наша психика стремится к оптимизации – это её здоровое проявление. И, как ни парадоксально звучит, игры (как, впрочем, и алкоголь, и наркотики) зачастую становятся тем самым способом оптимизации при получении удовольствия.

На что обратить внимание?


Самое важное, что нам понадобится, – поддержание контакта с ребёнком. В идеале – доверительных отношений. Впрочем, с подростками это возможно не всегда. Поэтому подходит любой эмоциональный контакт: регулярные разговоры, совместные ужины, проверка домашних заданий, походы в кино, поездки на каникулах. Всё это, конечно, без излишнего удушающего контроля. Просто старайтесь периодически быть рядом с ребёнком и оставаться настроенным на него. Это нужно не только для своевременного распознавания опасности, но и вообще по жизни пригодится.


Что должно насторожить в поведении?

В случае с играми есть довольно конкретные критерии, позволяющие говорить о наступлении зависимости.

1. Игра начинает затрагивать другие сферы жизни. Например, ребенок скатился по учёбе, отказался от прежде любимого занятия, секции, кружка, стал болеть, чтобы больше времени проводить дома за компьютером или с планшетом.

2. Появилась, так называемая "тяга" – непреодолимое желание играть, с которым ребенок не может справиться, несмотря на угрозу наказания.

3. Признаки абстиненции ("ломки") при отказе от игры хотя бы на пару дней. Они, конечно, не столь болезненны, как при алкоголизме или наркомании. Но сильная раздражительность, капризы, ощущение скуки, пустоты и бесполезности жизни, эмоциональная подавленность и безразличие вполне могут быть. Причем всё это волшебным образом проходит при возвращении к игре.


До этого, конечно, лучше не доводить. Чтобы захватить процесс в начале, важно обращать внимание на любое характерное изменение поведения. Невозможность остановиться, когда ребенок играет не просто в каждый удобный и неудобный момент (идя по улице, на уроке, в кинотеатре), но и отказывается от привычных ранее способов времяпровождения. Снижение достижений либо потеря интереса в "обязательных" сферах жизни: учеба, спорт, театральная студия и прочие регулярные занятия, которые формируют привычку к стабильной трудовой занятости во взрослом возрасте. Немотивированные на первый взгляд колебания настроения: неожиданная раздражительность на близких или наоборот – эмоциональный подъём. Утаивание своей игровой деятельности, вплоть до прямого вранья: "Я не играю, мы в вотсапе с Серёгой домашку по математике обсуждаем". Любое подобное изменение поведения должно насторожить.

Что делать?


Среди родителей одноклассников моего сына ходит курьёзная на первый взгляд история о том, как папа и мама одного старшеклассника, отчаявшись отвлечь подростка от игры и обратить к учёбе, тайком вызывали компьютерного мастера и попросили его сломать сыну компьютер. Можно, конечно, попробовать и так. Но лучше всё же действовать системно.

При наличии настораживающих признаков не закрывать глаза и признать проблему. Тут, как говорится, "лучше перебдеть, чем недобдеть".

Поговорить о своих опасениях с ребенком, не скрывая от него свою тревогу. Помочь ему осознать проблему. Договориться о совместных действиях.

Вместе проанализировать ситуацию, предшествовавшую игромании, и попытаться понять, какие потребности не удовлетворялись в реальной жизни, подтолкнув ребёнка к поиску удовлетворения в игре. Стремление не выпасть из группы? Страх стать изгоем в классе? Свойственные детям любознательность и стремление попробовать всё самому? Недостаток внимания или поддержки со стороны значимых людей?

При обнаружении таких неудовлетворенных мотивов ни в коем случае не обесценивать их ("да ну, ерунда какая, я в твои годы тоже мучился, но ведь вырос же нормальным человеком"). Необходимо вместе найти альтернативные способы их удовлетворения и помочь ребёнку воспользоваться ими. Известны примеры, когда при неуверенности в себе и страхе стать изгоем помогали занятия боевыми искусствами, а проблема недостатка внимания родителей решалась регулярными походами по музеям с папой. Эффективное решение может быть довольно простым и лежащим на поверхности.

Если выяснилось, что кибераддикция живёт в семье уже полгода-год, то, что бы ни обещал ребёнок, стоит обратиться к специалисту-психологу. Борьба с зависимостью грозит быть упорной и, возможно, длительной.

Впрочем, к специалисту стоит обратиться в любом случае. Ведь если родители не заметили игромании, это может означать, что они и сами живут в напряжении, стрессе, страдают от нерешенных психологических проблем. В этом случае полезной для борьбы с зависимостью может быть психологическая помощь, оказанная не только подростку, но и родителю.
 ________________________________
При перепечатке ссылка обязательна
(c)riabovol.blogspot.com
2017